©2020 Kill & Grill Brazzers.

БББЮЮЮ

Е. Аржанов

Теперь я мог просто изучать ее повадки. И что или кто находится за тяжелыми портьерами ее меланхолии. Может там и нет ничего. Но пока черный ящик не открыт, там может быть все что угодно. Депрессивный алкоголь и циничная грусть наконец-то нашли где уединиться. Первые четыре слова можно менять в произвольном порядке, кому как нравится. Я видел, что и она за мной наблюдает. Непонятно только, зачем. Целая неделя, надо же.. Погода тут же подстроилась под нас. О, да, чем хуже тем лучше. Я смотрел как 15 ти метровый северный ветер выдувает из нее последние надежды. Как стремительно падает ее самооценка. Уже и падать дальше некуда. Вот здесь должно быть что-то общее. Но мы падали в разных измерениях. Река вздувалась от дождей, я заводил ее все глубже. Она говорила все откровеннее. Я все это уже слышал. И заводил ее еще глубже. Ее длинные пальцы синели от холода, река принимала нас, как хладнокровных существ, как своих, тех, кто не способен ни говорить, ни моргать. Других не существовало. Только серебренное сияние там, внутри, и рыбы здесь, в реке. Рыбы вели себя так же, как мы. Думали о том же, о чем все думают осенью. И миссия растворилась, задачи отпали за ненадобностью. Может ли быть понятие дружба между двумя черными ящиками. Скорее взаимопонимание в способе существования. Она слышит запахи, которых не слышит никто, я вижу как река превращается в ртуть, и кому об этом скажешь? Это помогает каждому в отдельности. Пока один корабль, а другой вообще никакой, можно поговорить о погоде. Поддержать разговор между нами. - Погода - гавно. - Отличная погода. Или общаться с теми, кого мы не понимаем и не стремимся понять в силу отсутствия каких-либо точек соприкосновения. То есть со всеми остальными. А к концу этой недели на противоположном берегу реки появился дед Мазай. Он эпически уселся, снял шапку и его седая лысина осветила все вокруг. Своей неподвижностью он призывал немедленно выпить. И я понял что я не один. И что не я пылающей кометой пролетел по ее небосводу, а она промелькнула в моей вселенной. И исчезла. А мы с Мазаем остались.

 

<<<>>>

Е. Аржанов

Январьская Революция Параноиков.

Захвачены аптеки, изъяты витамины и антидепрессанты.
Призрачный Комитет Дождя. Биологически неуловимая радикальная женская группировка ПМС. Их даже мизантропы сторонились, с которыми тоже пришлось объединиться, временно, конечно. Они как движущая сила, боевики. Влаголюбивая орхидея революции снова расцвела на берегах Невы. 
Потом, когда диктатура ППР установилась, мизантропов пришлось расстрелять. В сущности, сделать им подарок, освободить от нашего общества. Расстрелы поручили меланхоликам. Грустные матросы с винтовками. 
Мизантропы у мокрой стены Петрокрепости... Серое небо, то ли утро, то ли день.. Половина выстрелов - осечки, или мимо (..ну вот.. я так и знал..) Все это затягивалось, переносилось на завтра, мизантропы с прострелеными не жизненно важными органами хмуро расходились по своим норам, Биржевой мост, Научная библиотека, музей Оптики, музей Почвоведения; места, где нет никого и никогда. Меланхолики вяло возились с затворами, одиночные неосторожные выстрелы при разглядывании дула..
Бабульки курят в трамваях латакию.

А плакаты те же - "Страна в опасности! " "Будь бдителен!" "Враг рядом!" .

 

<<<>>>

Е. Аржанов

Иногда я начинаю дышать. 
И сердце стучит. Бьется куда-то. Что же там, снаружи? Воздух? Лед?
Следы. На снегу. Следы других. 
Кто-то шел. Наш. О, смелый наверно. Иду тоже, щупая вселенную. Хрустит вселенная. И канава держит. Шагать осторожно.
Мне кажется, что я там, где бы и хотел быть. Иначе зачем весь этот токсикоз, все эти петли, сны и расставания, как у нас тут принято, в космосе. Космос? Ты ебанулся? Мы просто разлетаемся, космоса нет.
Финн. Ждет у поваленной сосны. Иду за ним. Ведет через лес. Лес? Листья зеленые зимой? 
Зима? Что за понятия..
Черное озеро. Сегодня Черное белое. Белее не бывает. 
На этом белом, нетронутом и светлом Финн наливает. Я пью.
Финн снова наливает. Пью. Он тоже пьет . Молчим.
Финн наливает опять. Что-то знает. 
Дыхание становится ровней. Я снова вижу мир. Где это мы? Прекрасная планета. Мне бы такую. Смотрите как колышется черная вода в трещинах. Мягкий лед. Иголки деревьев. Солнце. Синее синее небо. 
Небо?
У них тут есть солнце! Не плохо. Это мягко сказано.
Это охуенно.
Финн не дышал, не курил, пил, ловил. 
Откуда шум? Тихо! Тише! Пожалуйста...
- А что еще здесь есть? - спросил я его.
- Женщины. - налил он.
- ??? -....
- И окуни.
- ??? ....
- Ты закусывай...